Архипелаг дает метастазы 19 глава

Фрол Рябинин наставляет У., что передавать донесения нужно в черном закоулке ("в нашем деле - самое главное конспирация"). Он зовет его и к для себя в кабинку: "Капитан вашим донесением недоволен. Нужно так писать, чтоб на человека выходил материал. Вот я на данный момент вас поучу."

И это мурло учит потускневшего, сникшего, интеллигентного Архипелаг дает метастазы 19 глава У., как следует писать на людей мерзости! Но понурый вид У. толкает Рябинина к собственному умозаключению: нужно этого хлюпика подбодрить, нужно огонька ему влить! И он гласит уже по-дружески: "Слушайте, вам тяжело жить. Время от времени охото подкупить чего-нибудь к пайке. Капитан желает вам Архипелаг дает метастазы 19 глава посодействовать. Вот, возьмите!" - и достав из бумажника пятидесятку (это ж капитанская! означает, как свободны они от бухгалтерской отчетности, может во всей стране они одни!), сует ее У.

И от вида этой бледно-зеленоватой жабы, соваемой в руки, вдруг спадают с У. все чары капитана-кобры, весь гипноз, вся скованность, вся боязнь Архипелаг дает метастазы 19 глава даже за семью: все происшедшее, весь смысл его овеществляется в этой противной бумажке с зеленоватою лимфой, в обычных иудиных серебренниках. И уже не рассуждая о том, что будет с семьей, естественным движением оттолкнуться от мрази, У. отталкивает пятидесятку, а непонимающий Рябинин снова сует, - У. отбрасывает ее совершенно на Архипелаг дает метастазы 19 глава пол - и встает уже облегченный, уже СВОБОДНЫЙ и от нравоучений Рябинина и от подписи, данной капитану, свободный от этих картонных условностей перед величавым долгом человека! Он уходит без спроса! Он идет по зоне, и несут его легкие ноги: "Свободен! Свободен!"

Ну, не совсем-то. При тупом опере тянули бы Архипелаг дает метастазы 19 глава далее еще. Но капитан-кобра сообразил, что глуповатый Рябинин сорвал резьбу, не тою отмычкой взял. И больше в этом лагере щупальцы не тянули У., Рябинин проходил не здороваясь. Успокоился У. и радовался. Здесь стали отправлять в ОсобЛаги, и он попал в Степлаг. Тем паче он задумывался, что с этим Архипелаг дает метастазы 19 глава шагом обрывается все.

Но нет! Пометка, видимо, осталась. Одражды на новеньком месте У. вызвали к полковнику. "Молвят, вы согласились с нами работать, но не заслуживаете доверия. Может быть, вам плохо растолковали?"

Но, этот полковник совершенно уже не вызывал у У. ужаса. К тому ж за этот период времени семью У., как Архипелаг дает метастазы 19 глава и семьи многих прибалтов, выселили в Сибирь. Сомнения не было: нужно отлипнуть от их. Но какой отыскать предлог?

Полковник передал У. лейтенанту, чтоб тот еще обрабатывал, и тот скакал, грозил и обещал, а У. тем временем подыскивал: как сильней всего и решительней всего отрешиться?

Просвещенный и безрелигиозный Архипелаг дает метастазы 19 глава человек, У. отыскал, но, что он оборонится от их, только заслонясь Христом. Не очень это было принципно, но безошибочно. Он солгал: "Я должен вам сказать откровенно. Я получил христианское воспитание, и потому работать с вами мне совсем нереально!"

И - все! И многочасовая трепотня лейтенанта вся пресеклась! Он сообразил Архипелаг дает метастазы 19 глава, что номер - пуст. "Да необходимы вы нам, как 5-ая нога собаке! - воскликнул он досадливо. - Пишите письменный отказ! (Снова письменный!) Так и пишите, про боженьку разъясняйте!"

Видно, каждого стукача они должны закрыть отдельной бумажкой, как и открывают. Ссылка на Христа полностью устраивала и лейтенанта: никто из оперчеков не упрекнет его Архипелаг дает метастазы 19 глава, что можно было еще какие-то усилия сделать.

***

А не находит объективный читатель, что разлетаются они от Христа, как бесы от крестного знамения, от колокола к заутрене?

Вот почему наш режим никогда не сойдется с христианством! И напрасно французские коммунисты обещают.

Глава 13

Сдавши шкуру, сдай вторую!

Можно ли отсечь голову Архипелаг дает метастазы 19 глава, если раз ее уже отсекли? Можно. Можно ли содрать с человека шкуру, если единожды уже спустили ее? Можно!

Это все придумано в наших лагерях. Это все придумано на Архипелаге! И пусть не молвят, что только бригада - вклад в мировую науку о наказаниях. А 2-ой лагерный срок - это не вклад? Потоки, прихлестывающие Архипелаг дает метастазы 19 глава на Архипелаг снаружи, не успокаиваются здесь, не растекаются привольно, но снова перекачиваются по трубам вторых следствий.

О, благословенны те кровожадные деспотии, те тирании, те же дикарские страны, где в один прекрасный момент арестованного уже нельзя больше арестовать! Где посаженного в кутузку уже некуда больше сажать. Где осужденного уже не Архипелаг дает метастазы 19 глава вызывают в трибунал! Где приговоренного уже нельзя больше приговорить!

А у нас это все - можно. Распластанного, невозвратно погибшего, отчаявшегося человека еще как комфортно глушить обухом топора! Этика наших тюремщиков - лупи лежачего! Этика наших оперуполномоченных - подмощайся трупами!

Можно считать, что лагерное следствие и лагерный трибунал тоже родились Архипелаг дает метастазы 19 глава на Соловках, но там просто загоняли под колокольню и шлепали. Во времена же пятилеток и метастазов стали заместо пули использовать 2-ой лагерный срок.

Да как было без вторых (третьих, четвертых) сроков утаить в лоне Архипелага и убить там всех, намеченных к тому?

Регенерация сроков, как отращивание змеиных колец - это форма жизни Архипелага Архипелаг дает метастазы 19 глава. Сколько колотятся наши лагеря и дубенеет наша ссылка, столько времени и простирается над головами осужденных эта темная угроза: получить новый срок, не докончив первого. 2-ые лагерные сроки давали во все годы, но гуще всего - в 1937-38-м и в годы войны. (В 1948-49 тяжесть вторых сроков была перенесена на Архипелаг дает метастазы 19 глава волю: упустили, прохлопали, кого было надо пересудить еще в лагере - и сейчас пришлось загонять их в лагерь с воли. Этих и окрестили повторниками, собственных внутрилагерных даже не называли.)

И это еще милосердие - машинное милосердие, когда 2-ой лагерный срок в 1938 г. давали без второго ареста, без лагерного следствия, без лагерного суда Архипелаг дает метастазы 19 глава, а просто вызывали бригадами в УРЧ и давали расписаться в получении нового срока. (За отказ расписаться - обычной карцер, как за курение в неположенном месте. К тому же разъясняли по-человечески: "Мы ж не даем вам, что вы в чем-нибудь повинны, а распишитесь в извещении".) На Колыме давали так Архипелаг дает метастазы 19 глава 10-ку, а на Воркуте даже мягче: 8 лет и 5 лет по ОСО. И тщета была отбиваться - будто бы в черной бесконечности Архипелага кое-чем отличались восемь от 18-ти, 10-ка при начале от 10 при конце. Принципиально было единственно то, что твоего тела не когтили и не рвали сейчас.

Можно так осознать Архипелаг дает метастазы 19 глава сейчас: эпидемия лагерных осуждений 1938 года была директива сверху. Это там, наверху, спохватились, что до сего времени помалу давали, что нужно догрузить (а кого и расстрелять) - и так перепугать оставшихся.

Но к эпидемии лагерных дел военного времени приложен был и снизу веселый огонек, черты народной инициативы. Сверху было возможно Архипелаг дает метастазы 19 глава обозначено, что во время войны в каждом лагере должны быть подавлены и изолированы самые калоритные приметные фигуры, способные стать центром бунта. Кровавые мальчишки на местах сходу рассмотрели достояние этой жилы - свое спасение от фронта. Эта гипотеза родилась, разумеется, не в одном лагере и стремительно распространилась как нужная, смышленая и спасительная. Лагерные Архипелаг дает метастазы 19 глава чекисты тоже затыкали пулеметные амбразуры - только чужими телами.

picture: Кум (капитан Лебедев)

Пусть историк представит для себя дыхание тех лет: фронт отходит, немцы вкруг Ленинграда, под Москвой, в Воронеже, на Волге, в предгорьях Кавказа. В тылу меньше парней, любая здоровая мужская фигура вызывает укорные взоры. Все для Архипелаг дает метастазы 19 глава фронта! Нет цены, которую правительство не заплатит, чтобы приостановить Гитлера. И только лагерные офицеры (ну, ну и братья их по ГБ) - откормленные, белотелые, бездельные - все на собственных тыловых местах (на фото - вот к примеру этот лагерный куманек - ведь как ему нужно остаться в живых!), - и чем поглубже в Архипелаг дает метастазы 19 глава Сибирь и на Север, тем спокойнее. Но трезво нужно осознать: благополучие шаткое. До первого крика: а почистить-ка этих румяных, лагерных, расторопных! Строевого опыта нет? - так есть идейность. Отлично, если - в милицию, в заградотряды, а ну как: свести в офицерские батальоны! кинуть под Сталинград! Летом 1942 года так сворачивают целые офицерские училища Архипелаг дает метастазы 19 глава и кидают неаттестованными на фронт. Всех юных и здоровых конвойных уже выскребли из охраны - и ничего, лагеря не рассыпались. Так и без оперов не рассыпятся! (Уже прогуливаются слухи.)

Бронь - это жизнь! Бронь - это счастье! Как сохранить свою бронь? Обычная естественная идея - нужно обосновать свою нужность! Нужно обосновать, что если Архипелаг дает метастазы 19 глава не чекистская внимательность, то лагеря взорвутся, это - котел кипящей смолы! - тогда и умер наш славный фронт! Конкретно тут, на тундренных и таежных лагпунктах, белогрудые оперуполномоченные сдерживают пятую колонну, сдерживают Гитлера! Это - их вклад в Победу! Не щадя себя, они ведут и ведут следствия, они вскрывают новые и Архипелаг дает метастазы 19 глава новые комплоты.

До сего времени только злосчастные изнуренные лагерники, вырывая друг у друга пайку из зубов, боролись за жизнь. Сейчас в эту борьбу бессовестно вступили и полновластные оперчекисты. "Подохни ты сейчас, а я завтра!" Погибни лучше ты и отсрочь мою смерть, грязное животное.

Вот оформляют в Усть-Выми "повстанческую группу": восемнадцать Архипелаг дает метастазы 19 глава человек! желали, естественно, разоружить ВОхру, у нее добыть орудие (полдюжины старенькых винтовок)! - а далее? Далее тяжело для себя представить размах плана: желали поднять весь Север! идти на Воркуту! на Москву! объединиться с Маннергеймом! И летят, летят телеграммы и докладные: обезврежен большой комплот! в лагере беспокойно! необходимо еще Архипелаг дает метастазы 19 глава усилить оперативную прослойку!

И что это? В каждом лагере открываются комплоты! комплоты! комплоты! И все крупней! И все замашистей! Эти опасные доходяги! - они притворялись, что их уже ветром шатает, - но своими худыми пеллагрическими руками они потаенно тянулись к пулеметам! О, спасибо для тебя, оперчекистская часть! О, спасатель Родины - III Отдел Архипелаг дает метастазы 19 глава!

И посиживает в таком III Отделе банда (Джидинские лагеря Бурят-Монголии): начальник оперчекотдела Соколов, следователь Мироненко, оперуполномоченные Калашников, Сосиков, Осинцев - а мы-то отстали! у всех комплоты, а мы отстаем! У нас, естественно, есть большой комплот, но какой? Ну естественно, "обезоружить охрану", ну наверное - "уйти заграницу", ведь граница близко Архипелаг дает метастазы 19 глава, а Гитлер далековато. С кого же начать?

И как сытая стая собак рвет хворого худенького линючего зайчика, так набрасывается эта голубая стая на злосчастного Бабича, когда-то полярника, когда-то героя, а сейчас доходягу, покрытого язвами. Это он при загаре войны чуть ли не передал ледокол "Садко" германцам - так Архипелаг дает метастазы 19 глава все нити комплота в его руках естественно! Это он своим умирающим цинготным телом должен спасти их откормленные.

"Если ты - нехороший русский гражданин, мы все равно заставим тебя выполнить нашу волю, будешь в ноги кланяться!" "Не помнишь? - Напомним!" "Не пишется? - Поможем!" Обдумывать? - в карцер и на трехсотку!

А другой Архипелаг дает метастазы 19 глава оперативник так: "Очень жалко. Вы, естественно, позже поймете, что уместно было выполнить наши требования. Но поймете очень поздно, когда вас как карандаш можно будет сломать меж пальцев". (Откуда у их эта образность? Выдумывают сами либо в учебнике оперчекистского дела есть таковой набор, некий поэт неведомый им сочинил?)

А вот допрос у Мироненко Архипелаг дает метастазы 19 глава. Чуть только Бабича вводят - запах смачной пищи прохватывает его. И Мироненко сажает его ближе к дымящемуся мясному борщу и котлетам. И, как будто не видя этого борща и котлет, и даже не видя, что Бабич лицезреет, начинает нежно приводить 10-ки резонов, облегчающих совесть, оправдывающих, почему можно и нужно Архипелаг дает метастазы 19 глава дать неверные показания. Он дружественно припоминает:

- Когда вас 1-ый раз арестовали, с воли, и вы пробовали обосновать свою правоту - ведь не удалось? Ведь не удалось же! Так как судьба ваша была предрешена еще до ареста. Так и на данный момент. Так и на данный момент. Ну-ну, съеште Архипелаг дает метастазы 19 глава обед. Съеште, пока не остыл... Если не будете неумны - мы будем жить дружно. Вы всегда будете сыты и обеспечены... А по другому...

И дрогнул Бабич! Голод жизни оказался сильней жажды правды. И начал писать все под диктовку. И оклеветал 20 четыре человека, из которых и знал-то только четырех! Всегда следствия Архипелаг дает метастазы 19 глава его кормили, но не докармливали, чтоб при первом сопротивлении снова надавить на голод.

Читая его предсмертную запись о жизни - вздрагиваешь: с какого высока и до какого мала может свалиться мужественный человек! Можем все мы свалиться...

И 24 человека, не знавшие ни о чем, были взяты на расстрелы и новые сроки Архипелаг дает метастазы 19 глава. А Бабич был послан до суда ассенизатором в совхоз, позже свидетельствовал на суде, позже получил новейшую 10-ку с погашением прежней, но, не докончив второго срока, в лагере погиб.

А банда из Джидинского III Отдела... Ну, да кто-либо доследует же об этой банде?! Кто-либо! Современники! Потомки!..

А - ты Архипелаг дает метастазы 19 глава?.. Ты задумывался, что в лагере можно, в конце концов, отвести душу? Что тут можно хоть вслух посетовать: вот срок большой дали! вот подкармливают плохо! вот работаю много! Либо, задумывался ты, можно тут повторить, за что ты получил срок? Если ты хоть чего-нибудть из этого вслух произнес Архипелаг дает метастазы 19 глава - ты умер! ты обречен на новейшую 10-ку. (Правда, с начала 2-ой лагерной 10-ки ход первой прекращается, так что отсидеть для тебя выпадет не 20, а каких-нибудь тринадцать, пятнадцать... Подольше, чем ты сумеешь выжить.)

Но ты уверен, что ты молчал как рыба? И вот тебя все равно взяли? Опять-таки правильно! - тебя Архипелаг дает метастазы 19 глава не могли не взять, вроде бы ты себя ни вел. Ведь берут не за что, а берут так как. Это тот же принцип, по которому стригут и волю. Когда банда из III Отдела готовится к охоте, она выбирает по списку самых приметных в лагере людей. И этот перечень позже Архипелаг дает метастазы 19 глава продиктует Бабичу...

В лагере ведь еще трудней упрятаться, тут все на виду. И одно только есть у человека спасение: быть нолем! Полным нолем. С самого начала нолем.

А позже пришить для тебя обвинение совершенно не тяжело. Когда "комплоты" кончились (стали немцы отступать), - с 1943 года пошло огромное количество дел по "агитации Архипелаг дает метастазы 19 глава" (кумовьям-то на фронт все равно еще не хотелось!). В Буреполомском лагере, к примеру, сложился таковой набор:

- агрессивная деятельность против политики ВКП(б) и Русского правительства (а какая агрессивная - пойди усвой!);

- высказывал пораженческие измышления;

- в клеветнической форме высказывался о вещественном положении трудящихся Русского Союза (правду скажешь - вот и инсинуация Архипелаг дает метастазы 19 глава);

- выражал пожелание (!) восстановления капиталического строя;

- выражал обиду на Русское правительство (это в особенности нахально! еще для тебя ли, сволочь, дуться? 10-ку получил и молчал бы!);

70-летнего бывшего королевского дипломата обвинили в таковой агитации:

- что в СССР плохо живет рабочий класс;

- что Горьковатый - нехороший писатель (!!).

Сказать, что это уж хватили Архипелаг дает метастазы 19 глава через край - никак нельзя, за Горьковатого и всегда срок давали, так он себя поставил. А вот Скворцов в ЛохчемЛаге (близ Усть-Выми) отхватил 15 лет, и посреди обвинений было:

- противопоставлял пролетарского поэта Маяковского некоему буржуазному поэту.

Так было в обвинительном заключении, для осуждения этого достаточно. А по Архипелаг дает метастазы 19 глава протоколам допросов можно установить и некоего. Оказывается - Пушкин! Вот за Пушкина срок получить - это, правда, уникальность!

Так после всего Мартинсон, вправду сказавший в жестяном цеху, что "СССР - одна большая зона", должен Богу молиться, что 10-кой отвертелся.

Либо отказчики, получившие 10-ку заместо расстрела.

Но не самими цифрами лет, не пустой Архипелаг дает метастазы 19 глава умопомрачительной продолжительностью лет жутки были эти 2-ые сроки - как получить этот 2-ой срок? как проползти за ним по стальной трубе со льдом и снегом?

Казалось бы - что уж там лагернику арест? Арестованному когда-то из домашней теплой постели - что бы ему арест из некомфортного барака с нагими нарами? А еще Архипелаг дает метастазы 19 глава сколько! В бараке печка топится, в бараке полную пайку дают, - но вот пришел надзиратель, дернул за ногу ночкой: "Собирайся!" Ах, как не охото!.. Люди-люди, я вас обожал ..

Лагерная следственная кутузка. Какая ж она будет кутузка и в чем будет содействовать признанию, если она не ужаснее собственного лагеря? Все эти кутузки Архипелаг дает метастазы 19 глава непременно холодны. Если недостаточно холодны - держат в камерах в одном белье. В известной воркутской тридцатке (перенято узниками от чекистов, они называли ее так по ее телефону "30") - дощатом бараке за Полярным Кругом, при сорока градусах мороза топили угольной пылью - банная шайка на день, не поэтому естественно, что на Архипелаг дает метастазы 19 глава Воркуте не хватало угля. Еще глумились - не давали спичек, а на растопку - одну щепочку как карандаш. (Кстати, пойманных беглецов держали в этой Тридцатке Совершенно Нагими; через 2 недели, кто выжил, - давали летнее обмундирование, но не фуфайку. И ни матрасов, ни одеял. Читатель! Для пробы - переспите так одну ночь! В Архипелаг дает метастазы 19 глава бараке было приблизительно плюс 5.)

Так посиживают заключенные несколько месяцев следствия! Они уже ранее измотаны долголетним голодом, рабским трудом. Сейчас их довести легче. Подкармливают их? - как положит III Отдел: где 350, где 300, а в Тридцатке - 200 граммов хлеба, липкого как глина, немногим крупнее кусочек, чем спичечная коробка, и в денек один раз водянистая баланда.

Но Архипелаг дает метастазы 19 глава не сходу ты согреешься, если и все подписал, признался, сдался, согласился еще 10 лет провести на милом Архипелаге. Из Тридцатки переводят до суда в воркутинскую "следственную палатку", более известную. Это - самая обычная палатка, да еще рваная. Пол у нее не настлан, пол - земля полярная. Снутри 7 X 12 метров и Архипелаг дает метастазы 19 глава посредине - стальная бочка заместо печки. Есть жердевые нары в один слой, около печки нары всегда заняты блатарями. Политические плебеи - по бокам и на земле. Лежишь и видишь над собою звезды. Так взмолишься: о, скорей бы меня осудили! скорей бы приговорили! Суда этого ожидаешь как избавления. (Произнесут: не может человек Архипелаг дает метастазы 19 глава так жить за Полярным Кругом, если не подкармливают его шоколадом и не одевают в меха. А у нас - может! Наш русский человек, наш абориген Архипелага - может! Арнольд Раппопорт просидел настолько не мало месяцев - все не ехала из Нарьян-Мара выездная сессия ОблСуда.)

А вот на выбор еще одна следственная кутузка Архипелаг дает метастазы 19 глава - штрафной лагпункт Оротукан на Колыме, это 506-й километр от Магадана. Зима с 1937 на 38-й. Деревянно-парусиновый поселок, другими словами палатки с дырами, но все ж обложенные тесом. Прибывший новый шаг, пачка новых обреченных на следствие, еще до входа в дверь лицезреет: любая палатка в городе с 3-х Архипелаг дает метастазы 19 глава сторон, не считая дверной, ОБСТАВЛЕНА ШТАБЕЛЯМИ ОКОЧЕНЕВШИХ ТРУПОВ! (Это - не для устрашения. Просто выхода нет: люди мрут, а снег двухметровый, да под ним нескончаемая мерзлота.) А далее измор ожидания. В палатках нужно ожидать, пока переведут в бревенчатую кутузку для следствия. Но захват очень велик - со всей Колымы согнали очень много зайчиков Архипелаг дает метастазы 19 глава, следователи не управляются, и большинству привезенных предстоит умереть, так и не дождавшись первого допроса. В палатках - скученность, не растянуться. Лежат на нарах и на полу, лежат многими неделями. (Это разве скученность? - ответит Серпантинка. - У нас ждут расстрела, правда, всего по некоторое количество дней, но эти деньки стоят Архипелаг дает метастазы 19 глава в сарае, так сплочены, что когда их поят - другими словами поверх голов кидают из дверей куски льда, так нельзя вытянуть рук, изловить кусок, ловят ртами.) Бань нет, прогулок тоже. Зуд по телу. Все с остервенением почесываются, все отыскивают в ватных штанах, фуфайках, рубашках, кальсонах - но отыскивают не раздеваясь, холодно. Большие белоснежные полнотелые Архипелаг дает метастазы 19 глава вши напоминают упитанных поросят-сосунков. Когда их давишь - брызги долетают до лица, ногти - в сукровице.

Перед обедом дежурный надзиратель орет в дверцах: "Мертвяки есть?" "Есть". - Кто желает пайку заработать - тащи! Их выносят и кладут поверх штабеля трупов. И никто НЕ СПРАШИВАЕТ ФАМИЛИЙ Погибших! - пайки выдаются по счету. А Архипелаг дает метастазы 19 глава пайка - трехсотка. И одна миска баланды в денек. Еще выдают горбушу, забракованную санитарным надзором. Она очень солона. После нее охото пить, но кипяточка не бывает никогда, вообщем никогда. Стоят бочки с ледяною водой. Нужно испить много кружек, чтобы утолить жажду. Г. С. М. уговаривает друзей: "Откажитесь от горбуши - одно Архипелаг дает метастазы 19 глава спасение! Все калории, что вы получаете от хлеба, вы тратите на согревание внутри себя этой воды!" Но не могут люди отрешиться от кусочка даровой рыбы - и едят, и опять пьют. И дрожат от внутреннего холода. Сам М. ее не ест - зато сейчас ведает нам об Оротукане.

Как Архипелаг дает метастазы 19 глава было скученно в бараке - и вот редеет, редеет. Через сколько-то недель остатки барака выгоняют на внешнюю перекличку. На непривычном дневном свете они лицезреют друг дружку: бледноватые, обросшие, с бисерами гнид на лице, с голубыми жесткими губками, ввалившимися очами. Идет перекличка по формулярам. Отвечают еле слышно. Карточки, на которые отклика нет, откладываются Архипелаг дает метастазы 19 глава в сторону. Так и выясняется, кто остался в штабелях - избежавшие следствия.

Все, пережившие Оротукан, молвят, что предпочитают газовую камеру...

***

Следствие? Оно идет так, как замыслил следователь. С кем идет не так - те уже не скажут. Как гласил оперчек Комаров: "Мне нужна только твоя правая рука - протокол подписать Архипелаг дает метастазы 19 глава..." Ну, пытки, естественно, домашние, примитивные - защемляют руку дверцей, в таком роде все (попытайтесь, читатель).

Трибунал? Какая-нибудь Лагколлегия, - это подчиненный Облсуду неизменный трибунал при лагере, как нарсуд в районе. Законность торжествует! Выступают и очевидцы, приобретенные III Отделом за миску баланды.

В Буреполоме часто очевидцами на собственных бригадников бывали бригадиры. Их Архипелаг дает метастазы 19 глава заставлял следователь - чуваш Крутиков. "А по другому сниму с бригадиров, на Печору отправлю!" Выходит таковой бригадир Николай Ронжин (из Горьковатого) и подтверждает: "Да, Бернштейн гласил, что зингеровские швейные машины неплохи, а подольские не годятся". Ну, и достаточно! Для выездной сессии Горьковского Облсуда (председатель - Бухонин, да две местных комсомолки Архипелаг дает метастазы 19 глава Жукова и Коркина) - разве не достаточно? 10 лет!

Еще был в Буреполоме таковой кузнец Антон Васильевич Балыбердин (местный, таншаевский) - так он выступал очевидцем вообщем по всем лагерным делам. Кто повстречает - пожмите его добросовестную руку!

Ну, и в конце концов, - очередной шаг, на другой лагпункт, чтоб ты не вздумал считаться Архипелаг дает метастазы 19 глава со очевидцами. Это шаг маленькой - каких-нибудь четыре часа на открытой платформе узкоколейки.

А сейчас - в больничку. Если же нога ногу минует - завтра утром тачки катать.

Да здравствует чекистская внимательность, спасшая нас от военного поражения, а оперчекистов - от фронта!

***

Во время войны (если не гласить о тех республиках, откуда мы поспешно Архипелаг дает метастазы 19 глава отступали) расстреливали не много, а больше клепали новые сроки: не ликвидирование этих людей необходимо было оперчекистам, а только раскрытие злодеяний. Осужденные же могли трудиться, могли умереть - это уж вопрос производственный.

Напротив, в 1938-м году верховное нетерпение было - расстреливать! Расстреливали посильно во всех лагерях, но больше всего пришлось на Колыму (расстрелы Архипелаг дает метастазы 19 глава "гаранинские") и на Воркуту (расстрелы "кашкетинские").

Кашкетинские расстрелы связаны с продирающим кожу заглавием Старенькый Кирпичный Завод. Так называлась станция узкоколейки в 20 километрах южнее Воркуты.

После "победы" троцкистской голодовки в марте 1937 года, и обмана ее, прислана была из Москвы "комиссия Григоровича" для следствия над бастовавшими. Южнее Ухты, невдали от Архипелаг дает метастазы 19 глава жд моста через реку Ропча в тайге поставлен был тын из бревен и сотворен новый изолятор - Ухтарка. Там вели следствие над троцкистами южной части магистрали. А в саму Воркуту послан был член комиссии Кашкетин. Тут он протягивал троцкистов через "следственную палатку" (использовал порку плетьми!) и, не даже очень настаивая, чтоб Архипелаг дает метастазы 19 глава они признали себя виноватыми, составлял свои "кашкетинские списки".

Зимой 1937-38 года из различных мест сосредоточения - из палаток в устье Сыр-Яги, с Кочмаса, из Сивой Маски, из Ухтарки, троцкистов да к тому же децистов стали стягивать на Старенькый Кирпичный Завод (других - и безо всякого следствия). Несколько самых видных взяли Архипелаг дает метастазы 19 глава в Москву в связи с процессами. Других к апрелю 1938-го набралось на Древнем Кирпичном 1053 человека. В тундре, в стороне от узкоколейки, стоял старенькый длиннющий сарайчик. В нем и стали поселять забастовщиков, а позже, с пополнениями, поставили рядом еще две старенькых рваных ничем не обложенных палатки на 250 человек любая. Как их Архипелаг дает метастазы 19 глава там содержали, мы уже можем додуматься по Оротукану. Среди таковой палатки 20х6 метров стояла одна бензиновая бочка заместо печи, а угля отпускалось на нее в день - ведро, да еще кидали в нее вшей, подтапливали. Толстый иней покрывал полотнище изнутри. На нарах не хватало мест, и в очередь лежали Архипелаг дает метастазы 19 глава либо прогуливались. Давали хлеба в денек трехсотку и один раз миску баланды. Время от времени, не каждый денек, по куску трески. Воды не было, а раздавали кусками лед как паек. Уж очевидно никогда не мылись, и бани не бывало. По телу проступали цынготные пятна.

Но что было тут тяжелее Архипелаг дает метастазы 19 глава Оротукана - к троцкистам подбросили лагерных штурмовиков - блатных, посреди их и убийц, приговоренных к погибели. Их проинструктировали, что вот эту политическую сволочь нужно давить, и за это им, блатным, будет смягчение. За такое приятное и полностью в их духе поручение блатные взялись с охотой. Их назначили старостами (сохранилась Архипелаг дает метастазы 19 глава кличка 1-го - "Мороз") и подстаростами, они прогуливались с палками, лупили этих бывших коммунистов и издевались как могли: заставляли возить себя верхом, брали чьи-нибудь вещи, испражнялись в их и опаливали в печи. В одной из палаток политические кинулись на блатных, желали уничтожить, те подняли вопль, и конвой снаружи открыл огнь в Архипелаг дает метастазы 19 глава палатку, защищая социально-близких.

Этим глумлением блатных были в особенности подломлены единство и воля недавнешних забастовщиков.

На Древнем Кирпичном Заводе, в прохладных и рваных убежищах, в убогой негреющей печке догорали революционные порывы жестокостей и переустройств 2-ух десятилетий.

И традиция российской политической борьбы, тоже, казалось, доживала последние деньки.

Все Архипелаг дает метастазы 19 глава таки, по людскому свойству надежды, заключенные Старенького Кирпичного ожидали, что их направят на некий новый объект. Уже несколько месяцев они мучились тут, и было нестерпимо. И вправду, рано днем 22 апреля (нет полной убежденности в дате, а то ведь - денек рождения Ленина) начали собирать шаг - 200 человек. Вызываемые получали свои мешки Архипелаг дает метастазы 19 глава, клали их на розвальни. Конвой повел колонну на восток, в тундру, где близко не было совершенно никакого жилища, а вдали был Салехард. Блатные сзади ехали на санях с вещами. Одну только странность увидели остающиеся: один, другой мешок свалился с саней, и никто их не подобрал.

Колонна шла бодро Архипелаг дает метастазы 19 глава: ожидала их какая-то новенькая жизнь, новенькая деятельность, пусть изнурительная, но не ужаснее этого ожидания. А сани далековато отстали. И конвой стал отставать - ни впереди, ни с боковой стороны уже не шел, а только сзади. Что ж, слабость конвоя - это тоже хороший признак. Светило солнце.

И вдруг по темной идущей колонне невидимо Архипелаг дает метастазы 19 глава откуда, из ослепительной снежной пелены, открыт был нередкий пулеметный огнь. Узники падали, другие еще стояли, и никто ничего не осознавал.

Погибель пришла в солнечно-снежных ризах, непорочная, милосердная.

Это была фантазия на тему будущей войны. Из временных снежных укреплений поднялись убийцы в полярных балахонах (молвят, что Архипелаг дает метастазы 19 глава большая часть из их были грузины), бежали к дороге и добивали кольтами живых.

А неподалеку были заготовлены ямы, куда подъехавшие блатные стали стаскивать трупы. Вещи же погибших к неудовольствию блатных были сожжены.

23-го и 24-го апреля там же и так же расстреляли еще 760 человек.

А девяносто 3-х возвратили шагом на Воркуту. Это Архипелаг дает метастазы 19 глава были блатные и, разумеется, стукачи-провокаторы.

Таковы были главные кашкетинские расстрелы. <Сведения эти я собрал от 2-ух зэков, с которыми посиживал. Какой-то из них был там, и пощажен. Другой - очень пытливый тогда и же горевший писать историю, смог по теплым следам оглядеть те места и расспросить, кого можно.>

Но с далеких командировок этапы смертников запоздали, они продолжали поступать по 5-10 человек. Отряд убийц воспринимал их на станции Кирпичный Завод, вел к старенькой бане - будке, изнутри в три-четыре слоя обитой одеялами. Там повелели смертникам на Архипелаг дает метастазы 19 глава снегу раздеваться и нагими заходить. Снутри их расстреливали из пистолетов. Так за полтора месяца было уничтожено около двухсотен человек. Трупы убитых сжигали в тундре.


arhitektura-i-skulptura-stilya-ampir.html
arhitektura-i-struktura-kompyutera.html
arhitektura-intellektualnih-sapr.html