АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава

- Ассистент.

- Юный, старенькый?

- Юный, лет 20 7.

- Так, еще не испорченный, но уже честолюбивый, - произнес аббат - Как он с вами обращался?

- Быстрее нежно, ежели строго.

- Вы все ему поведали?

- Все.

- Воззвание его изменялось во время допроса?

- На одно мгновение, когда он прочитал письмо, служившее уликой против меня, он, казалось, был потрясен моим АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава несчастьем.

- Вашим несчастьем?

- Да.

- И вы убеждены, что он скорбел конкретно о вашем несчастье?

- Во всяком случае он отдал мне очевидное подтверждение собственного роли.

- Какое конкретно?

- Он спалил единственную улику, которая могла мне разрушить.

- Которую? Донос?

- Нет, письмо.

- Вы убеждены в этом?

- Это вышло на моих очах.

- Здесь что АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава-то не то. Сдается мне, что этот ассистент прокурора более маленький негодяй, чем можно представить.

- Добросовестное слово, меня кидает в дрожь, - произнес Дантес - неуж-то мир населен только тиграми и крокодилами.

- Да; но только двуногие тигры и крокодилы куда опаснее всех других.

- Пожалуйста, будем продолжать!

- Извольте Вы гласите, он спалил АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава письмо?

- Да, и прибавил: "Видите, против вас имеется только эта улика, и я уничтожаю ее.

- Таковой поступок очень великодушен и поэтому неестествен.

- Вы думаете?

- Я уверен. К кому было письмо?

- К государю Нуартье, в Париже, улица Кок-Эрой, помер тринадцать.

- Не думаете ли вы, что ассистент прокурора мог АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава быть заинтересован в том, чтоб это письмо пропало?

- Может быть; он пару раз принудил меня обещать - как будто для моей же полезности, - не гласить никому об этом письме и взял с меня клятву, что я никогда не произнесу имени, написанного на конверте.

- Нуартье! - повторил аббат. - Нуартье! Я знал 1-го АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава Нуартье при дворе бывшей царицы Этрурии, знал Нуартье - жирондиста во время революции. Как звали вашего ассистента прокурора?

- Де Вильфор.

Аббат расхохотался.

Дантес поглядел на него с изумлением.

- Что с вами? - произнес он.

- Видите этот солнечный луч? - спросил аббат.

- Вижу.

- Ну, итак вот: сейчас ваше дело для меня яснее этого луча. Бедный АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава мальчишка! И он был ласков с вами?

- Да.

- Этот достойный человек спалил, уничтожил письмо?

- Да.

- Великодушный поставщик палача взял с вас клятву, что вы никогда не произнесете имени Нуартье?

- Да.

- А этот Нуартье, злосчастный вы слепец, да понимаете ли вы, кто таковой этот Нуартье? Этот Нуартье - его отец АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава!

Если б молния стукнула у ног Дантеса и разверзла перед ним пропасть, на деньке которой он увидел бы ад, она не поразила бы его так в один момент и так ошеломляюще, как слова аббата. Он вскочил и схватился руками за голову.

- Его отец! Его отец! - воскликнул он.

- Да, его АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава отец, которого зовут Нуартье де Вильфор, - отвечал аббат.

Тогда и ослепительный свет осенил мысли Дантеса; все, что до этого казалось ему темным, в один момент засияло в ярчайших лучах. Изменчивое поведение Вильфора во время допроса, ликвидирование письма, требование клятвы, просительный глас судьи, который не угрожал, а, казалось, умолял, - все АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава пришло ему на память. Он заорал, зашатался, как опьяненный; позже ринулся к подкопу, который вел из камеры аббата в его темницу.

- Мне нужно побыть одному! - воскрикнул он. - Я должен обмозговать все это!

И, добравшись до собственной камеры, он ринулся на кровать. Вечерком, когда пришел тюремщик, Дантес посиживал па АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава кровати с остановившимся взором и искаженным лицом, недвижный и безгласный, как скульптура.

В эти долгие часы размышления, пролетевшие, как секунды, он принял суровое решение и поклялся ужасной клятвой.

Дантеса пробудил от задумчивости человечий глас, глас аббата Фариа, который после ухода тюремщика пришел пригласить Эдмона отужинать с ним. Звание безумного, и притом АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава смешного безумного, давало старенькому арестанту некие привилегии, а конкретно: право на хлеб побелее и на графинчик вина по воскресеньям. Было как раз воскресенье, и аббат пришел звать собственного юного товарища поделить с ним хлеб и вино.

Дантес последовал за ним. Лицо его прояснилось и приняло прежнее выражение, но в АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава очах были беспощадность и твердость, свидетельствовавшие о том, что в юноше созрело какое-то решение. Аббат поглядел на него внимательно.

- Я сожалею о том, что посодействовал вам в ваших поисках правды, и сожалею о словах, произнесенных мною.

- Почему? - спросил Дантес.

- Так как я поселил в вашей душе чувство АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, которого там не было, жажду мщения.

Дантес улыбнулся.

- Побеседуем о другом, - произнес он.

Аббат снова посмотрел на него и грустно покачал головой. Но, уступая просьбе Дантеса, заговорил о другом. Беседа с аббатом, как с хоть каким собеседником, много перенесшим, много страдавшим, была назидательна и постоянно занятна, но в АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава ней не было эгоизма, этот мученик никогда не гласил о собственных страданиях.

Дантес с экстазом ловил каждое его слово; другие слова аббата отвечали мыслям, ему уже знакомым, и его познаниям мореплавателя; другие касались предметов, ему неизвестных, и, как северное сияние, которое светит мореходам в полуночных широтах, открывали ему новые просторы АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, освещенные умопомрачительными отблесками. Он сообразил, какое счастье для просвещенного человека сопутствовать этому возвышенному разуму на высотах нравственных, философских и соц мыслях, где он привык парить.

- Обучите меня чему-нибудь из того, что вы понимаете, - произнес Дантес, хотя бы для того, чтоб не заскучать со мной. Боюсь, что АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава вы предпочитаете уединение обществу такового необразованного и жалкого товарища, как я, Если вы согласитесь на мою просьбу, я обещаю вам не гласить больше о побеге.

Аббат улыбнулся.

- Как досадно бы это не звучало, дитя мое, - произнес он, - познание человеческое очень ограничено, и когда я научу вас арифметике, физике, истории и трем-четырем АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава живым языкам, на которых я говорю, вы будете знать то, что я сам знаю; и все эти познания я передам вам в какие-нибудь два года.

- Два года! Вы думаете, что я могу изучить все эти науки в два года?

- В их приложении - нет; в их АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава основах - да. Выучиться не означает знать; есть понимающие и есть ученые, - одних делает память, других - философия.

- А разве нельзя научиться философии?

- Философии не научаются; философия есть сочетание обретенных познаний и высочайшего разума, применяющего их; философия - это сверкающее скопление, на которое ступил Христос, возносясь на небо.

- Чему же вы станете учить меня поначалу АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава? - спросил Дантес. - Мне охото поскорее начать, я жажду познания.

- Всему! - отвечал аббат.

В тот же вечер арестанты составили план обучения и на другой денек начали приводить его в выполнение. Дантес обладал умопомрачительной памятью и необычной понятливостью; математический склад его разума помогал ему усваивать все методом исчисления, а романтизм АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава мореплавателя смягчал чрезмерную прозаичность доказательств, сводящихся к сухим цифрам и прямым линиям; не считая того, он уже знал итальянский язык и частично новогреческий, которому научился во время собственных путешествий на Восток. С помощью этих 2-ух языков он скоро сообразил строй других и через полгода начал уже гласить АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава по-испански, по-английски и по-немецки.

Поэтому ли, что наука доставляла ему развлечение, заменявшее свободу, поэтому ли, что он, как мы удостоверились, умел держать данное слово, во всяком случае он, как обещал аббату, не заговаривал больше о побеге, и деньки текли для него стремительно и содержательно. Через год это был АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава другой человек.

Что все-таки касается аббата Фариа, то, невзирая на развлечение, доставляемое ему обществом Дантеса, старик с каждым деньком становился темнее. Казалось, какая-то неотступная идея занимала его разум; он то впадал в глубокую задумчивость, тяжело вздыхал, то вдруг вскакивал и, скрестив руки на груди, часами АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава шагал по камере.

Однажды он в один момент тормознул и воскрикнул:

- Если б не часовой!

- Будет часовой либо нет, это находится в зависимости от вас, - произнес Дантес, читавший мысли аббата, как будто его череп был из стекла.

- Я уже произнес вам, что убийство претит мне.

- Но это убийство, если оно совершится, будет АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава совершено по инстинкту самосохранения, для самозащиты.

- Все равно, я не могу.

- Но вы думаете об этом?

- Безустанно, - шепнул аббат.

- И вы отыскали метод? - живо спросил Дантес.

- Отыскал, если б на галерею поставили часового, который был бы слеп и глух.

- Он будет и слеп и глух, - отвечал Эдмон АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава с твердостью, испугавшей аббата.

- Нет, нет, - кликнул он, - это нереально!

Дантес желал продолжать этот разговор, но аббат покачал головой и не стал отвечать.

Прошло три месяца.

- Вы сильный? - спросил в один прекрасный момент Дантеса аббат.

Дантес заместо ответа взял долото, согнул его подковой и опять распрямил.

- Дадите добросовестное АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава слово, что убьете часового исключительно в случае последней необходимости?

- Даю добросовестное слово.

- Тогда мы можем исполнить наше намерение, - произнес аббат.

- А сколько будет нужно времени на то, чтоб его исполнить?

- Не меньше года.

- И можно приняться за работу?

- Хоть на данный момент.

- Вот видите, мы утратили целый год! - воскликнул Дантес.

- По-вашему АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, утратили?

- Простите меня, ради бога! - воскрикнул Эдмон, покраснев.

- Много! - произнес аббат. - Человек всегда только человек, а вы очередной из наилучших, каких я знавал. Так слушайте, вот мой план.

И аббат показал Дантесу изготовленный им чертеж; то был план его камеры, камеры Дантеса и прохода, соединявшего их. Посредине АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава этого прохода ответвлялся боковой ход, вроде тех, какие прокладывают в рудниках. Этот боковой ход кончался под галереей, где шагал часовой; здесь предполагалось сделать широкую выемку, подрывая и расшатывая одну из плит, образующих пол галереи: в подходящую минутку плита осядет под тяжестью бойца, и он провалится в выемку; оглушенный АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава падением, он не способен будет защищаться, и в этот миг Дантес кинется на него, свяжет, заткнет ему рот, и оба арестанта, выбравшись через окно галереи, спустятся по внешней стенке с помощью веревочной лестницы и убегут.

Дантес захлопал в ладоши, и глаза его заблистали радостью; план был так прост, что обязательно АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава был должен удаться.

В тот же денек наши землекопы принялись за работу; они трудились тем паче усердно, что этот труд следовал за долгим отдыхом и, по-видимому, отвечал священному желанию каждого из их.

Они рыли без утомились, бросая работу исключительно в те часы, когда принуждены были ворачиваться к для себя и АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава ожидать посещения тюремщика. Вобщем, они научились уже издалече различать его шаги, и ни 1-го из их никогда не застали врасплох. Чтоб земля, вынутая из нового подкопа, не завалила старенькый, они выбрасывали ее понемногу и с неописуемыми предосторожностями в окно камеры Дантеса либо Фариа; ее кропотливо размельчали в порошок АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, и ночной ветер уносил ее.

Более года ушло на эту работу, выполненную долотом, ножиком и древесным рычагом; весь этот год аббат продолжал учить Дантеса, гласил с ним то на одном, то на другом языке, говорил ему историю народов и тех величавых людей, которые временами оставляют за собою АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава искрометный след, именуемый славою. К тому же аббат, как человек светский, принадлежавший к высокому обществу, в воззвании собственном сохранял какую-то печальную величавость; Дантес благодаря прирожденной переимчивости смог усвоить роскошную учтивость, которой ему недоставало, и аристократические манеры, приобретаемые обычно исключительно в общении с высшими классами либо в обществе просвещенных АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава людей.

Через пятнадцать месяцев проход был вырыт; под галереей была изготовлена выемка; можно было слышать шаги часового, расхаживавшего взад и вперед; и арестанты, обязанные для удачливости побега ожидать черной и безлунной ночи, страшились 1-го: что земля не выдержит и сама до этого времени осыплется под ногами бойца. Чтоб предупредить эту АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава опасность, арестанты подставили подпорку, которую отыскали в фундаменте.

Дантес как раз был занят этим, когда вдруг услышал, что аббат Фариа, остававшийся в его камере, где он обтачивал гвоздь, созданный для укрепления веревочной лестницы, зовет его испуганным голосом. Дантес поторопился к нему и увидел, что аббат стоит среди камеры АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, бледноватый, в поту, с конвульсивно стиснутыми руками.

- Боже мой! - вскрикнул Дантес. - Что такое? Что с вами?

- Скорей, скорей! - произнес аббат. - Слушайте!

Дантес поглядел на посеревшее лицо аббата, на его глаза, окруженные синевой, на белоснежные губки, на вздыбленные волосы и в ужасе выронил из рук долото.

- Что случилось? - воскрикнул он.

- Я умер АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава! - произнес аббат. - Слушайте. Мною завладевает ужасная, может быть, смертельная болезнь; припадок начинается, я чувствую; я уже испытал это за год до кутузки. Есть только одно средство против этой заболевания, я назову вам его; бегите ко мне, поднимите ножку кровати, она полая, в ней вы отыщите пузырек с красноватым настоем АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава. Принесите его сюда... либо, нет, нет, постойте! Меня могут застать тут; помогите мне дотащиться к для себя, пока у меня еще есть силы. Кто знает, что может случиться и сколько времени продолжится припадок.

Дантес не растерял присутствия духа, невзирая на ужасное несчастье, обрушившееся на него; он спустился в подкоп АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, таща за собой бедного аббата; с несусветными усилиями он довел хворого до его камеры и уложил в кровать.

- Благодарю, - произнес аббат, дрожа всем телом, будто бы он только-только вышел из прохладной воды. Припадок на данный момент начнется, я буду в каталепсии; может быть, буду лежать без движения, не издавая АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава ни одного стона, а может быть, на губках выступит пена, я буду крючиться и орать. Сделайте так, чтоб не было слышно моих кликов; это самое принципиальное; по другому меня, чего хорошего, переведут в другую камеру, и нас разлучат навеки. Когда вы увидите, что я застыл, окостенел АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, словом, все равно что покойник, тогда - только тогда, слышите? - разожмите мне зубы ножиком и влейте в рот 10 капель настоя; и, может быть, я очнусь.

- Может быть? - горестно воскрикнул Дантес.

- Помогите! Помогите! - заорал аббат. - Я... я разум...

Припадок начался с таковой быстротой и силой, что злосчастный арестант не успел даже кончить начатого слова АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава. Тень мелькнула на его челе, стремительная и сумрачная, как морская буря; глаза открылись, рот скривился, щеки покраснели; он бился, рычал, на губках выступила пена. Исполняя его приказание, Дантес зажал ему рот одеялом. Так длилось два часа. В конце концов, нечуткий, как камень, прохладный и бледноватый, как мрамор, немощный, как АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава растоптанная былинка, он забился в последних судорогах, позже растянулся на постели и остался недвижим.

Эдмон ожидал, пока эта надуманная погибель завладеет всем телом и оледенит самое сердечко. Тогда он взял ножик, просунул его меж зубами, с величайшими усилиями разжал стиснутые челюсти, влил одну за другой 10 капель красноватого настоя и АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава стал ожидать.

Прошел час, старик не шевелился Дантес ужаснулся, что ожидал очень длительно, и смотрел на него с страхом, схватившись за голову. В конце концов, легкая краска показалась на щеках; в очах, всегда остававшихся открытыми и пустыми, мелькнуло сознание; легкий вздох вылетел из уст; старик пошевелился АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава.

- Спасен! Спасен! - заорал Дантес.

Нездоровой еще не мог гласить, но с очевидной опаской протянул руку к двери. Дантес насторожился и услышал шаги тюремщика. Было уже семь часов, а Дантесу было не до того, чтоб смотреть за временем.

Эдмон ринулся в подкоп, заложил за собою камень и очутился в собственной АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава камере.

Через несколько мгновений дверь отворилась, и тюремщик, как и всегда, увидал арестанта сидячим на постели.

Чуть успел он выйти, чуть затих шум его шагов, как Дантес, терзаемый беспокойством, забыв про обед, поторопился назад и, подняв камень, воротился в камеру аббата.

Аббат пришел в чувство, но еще лежал пластом, совсем обессиленный АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава.

- Я уж задумывался, что больше не увижу вас, - произнес он Эдмону.

- Почему? - спросил тот. - Разве вы страшились умереть?

- Нет; но все готово к побегу, и я задумывался, что вы убежите.

Краска негодования залила щеки Дантеса.

- Без вас! - воскликнул он. - Неуж-то вы по правде задумывались, что я АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава на это способен?

- Сейчас вижу, что ошибался, - произнес нездоровой. - Ах, как я слаб, разбит, уничтожен!

- Не падайте духом, силы восстановятся, - произнес Дантес, садясь около постели аббата и беря его за руки.

Аббат покачал головой.

- Последний раз, - произнес он, - припадок длился полчаса, после этого мне захотелось есть, и я встал АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава без сторонней помощи, а сейчас я не могу пошевелить ни правой ногой, ни правой рукою; голова у меня томная, что показывает на кровоизлияние в мозг. При 3-ем припадке меня разобьет паралич либо я сходу умру.

- Нет, нет, успокойтесь, вы не умрете; 3-ий припадок, если и будет, застанет вас на свободе. Тогда мы АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава вас вылечим, как и в сей раз, и даже лучше; ведь у нас будет все нужное.

- Друг мой, - отвечал старик, - не околпачивайте себя; этот припадок осудил меня на вечное заточение: для побега нужно уметь ходить...

- Так что ж? Мы подождем неделю, месяц, два месяца, если необходимо АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава; тем временем силы воротятся к вам; все готово к нашему побегу; мы можем сами избрать денек и час. Как вы почувствуете, что сможете плавать, мы тотчас же бежим.

- Мне уже больше не плавать, - отвечал Фариа, - эта рука парализована, и не на один денек, а навечно. Поднимите ее, и вы увидите, как АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава она тяжела.

Дантес поднял руку хворого; она свалилась, как камень. Он вздохнул.

- Сейчас вы удостоверились, Эдмон? - произнес Фариа. - Веруйте мне, я знаю, что говорю. С первого приступа моей заболевания я не переставал мыслить о ней. Я ожидал ее, так как она у меня наследная - мой отец погиб при АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава 3-ем припадке, дед тоже. Доктор, который отдал мне рецепт настоя, а это не кто другой, как известный Кабанис, предсказал мне такую же участь.

- Доктор ошибается, - воскрикнул Дантес, - а паралич ваш не помешает нам: я возьму вас на плечи и поплыву вкупе с вами.

- Дитя, - произнес аббат, - вы мореплаватель, вы опытнейший АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава пловец, стало быть, вы должны знать, что человек с таковой ношей неподалеку уплывет в море. Бросьте обольщать себя пустыми надеждами, которым не верует даже ваше доброе сердечко. Я останусь тут, пока не пробьет час моего освобождения, час погибели. А вы спасайтесь, бегите! Вы молоды, ловки и сильны АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава; не считайтесь со мной, я возвращаю вам ваше добросовестное слово.

- Отлично, - произнес Дантес. - В таком случае и я остаюсь.

Он встал и торжественно простер руку над стариком:

- Клянусь кровью Христовой, что не оставлю вас до вашей погибели.

Фариа поглядел на юношу, такового великодушного, благородного и безыскусственного, и на лице АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава его, одушевленном самой незапятанной преданностью, прочитал искренность его любви и чистосердечие его клятвы.

- Отлично, - произнес нездоровой, - я принимаю вашу жертву. Спасибо.

И он протянул Эдмону руку.

- Может быть, ваша бескорыстная преданность будет вознаграждена, произнес он, - но потому что я не могу, а вы не желаете уйти отсюда, то нам нужно заложить ход АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава под галереей. Часовой может направить внимание на гулкое место и позвать надзирателя; тогда все раскроется, и нас разлучат.

Ступайте, займитесь этим делом, в каком, к огорчению, я уже не могу вам посодействовать. Употребите на это всю ночь, если необходимо, и возвращайтесь завтра с утра после обхода. Мне АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава необходимо сказать вам нечто очень принципиальное.

Дантес пожал руку аббату, который успокоил его ухмылкой, и послушливо и уважительно вышел от собственного старенького Друга.

Глава 18

СОКРОВИЩА АББАТА ФАРИА

Наутро, войдя в камеру собственного товарища по заключению, Дантес застал аббата сидячим на постели. Лицо его было расслабленно; луч солнца, проникавший через узенькое АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава окно, падал на клочок бумаги, который он держал в левой руке, - правой, как читатель помнит, он не обладал; листок длительно хранился в виде туго свернутой трубки и, возможно, потому плохо раскручивался.

Аббат молчком указал Дантесу на бумагу.

- Что же все-таки это такое? - спросил Дантес.

- Поглядите хорошо, - отвечал АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава аббат с ухмылкой.

- Я смотрю во все глаза, - отвечал Дантес, - и вижу только обгоревшую бумажку, на которой какими-то необычными чернилами написаны готические буковкы.

- Эта бумага, друг мой, - произнес Фариа, - сейчас я вам все могу открыть, ибо я испытал вас, - эта бумага - мое сокровище, половина которого, начиная с этой АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава минутки, принадлежит вам.

Прохладный пот выступил на лбу Дантеса. До этого денька он старался не гласить с аббатом об этом сокровище, из-за которого злосчастный старик прослыл безумным; в силу прирожденного такта Эдмон не желал касаться этого хворого места, сам Фариа тоже молчал; это молчание Эдмон воспринимал за возвращение АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава рассудка. И вот сейчас эти слова, вырвавшиеся у старика после томного припадка, казалось, свидетельствовали о новеньком приступе духовного недуга.

- Ваше сокровище? - шепнул Дантес.

Фариа улыбнулся.

- Да, - отвечал он, - у вас великодушная душа, Эдмон, и я понимаю по вашей бледноты, по вашему трепету, что происходит в вас. Успокойтесь, я не АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава безумный. Это сокровище существует, Дантес, и если мне не дано было им обладать, то вы - вы будете обладать им. Никто не желал ни слушать меня, ни веровать мне, так как все считали меня безумным; но вы-то понимаете, что я в полном разуме; так выслушайте меня, а позже веруйте либо не АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава веруйте, как желаете.

"Как досадно бы это не звучало! - помыслил Дантес. - Он снова сошел с мозга; недоставало только этого несчастья!"

Позже прибавил вслух:

- Друг мой, припадок изнурил вас; не лучше ли вам отдохнуть? Завтра, если угодно, я выслушаю ваш рассказ, а сейчас мне охото просто поухаживать за АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава вами; к тому же, - прибавил он улыбаясь, - не такое уж для нас с вами спешное дело это сокровище!

- Очень спешное, Эдмон! - отвечал старик. - Кто знает, может быть, завтра либо послезавтра случится 3-ий припадок. Ведь тогда все будет кончено! Правда, я нередко с горьковатой радостью задумывался об этих богатствах, которые могли АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава бы составить счастье 10 семейств; они потеряны для тех, кто меня преследовал. Идея эта была моим мщением, и я упивался ею во мраке кутузки. Но сейчас, когда я простил миру ради любви к вам, сейчас, когда я вижу в вас юность и будущее, когда я думаю, какое счастье вам может принести моя АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава потаенна, я боюсь запоздать, боюсь лишить такового достойного обладателя, как вы, обладания этим зарытым богатством.

Эдмон со вздохом отвернулся.

- Вы все еще не верите, Эдмон, - продолжал Фариа, - слова мои не уверили вас. Я вижу, вам необходимы подтверждения. Извольте. Прочтите эти строки, которых я никогда никому не демонстрировал.

- Завтра АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, друг мой, - отвечал Эдмон, не способен потворствовать безумию старика. - Ведь мы договорились побеседовать об этом завтра.

- Гласить мы будем завтра, а записку прочтите сейчас.

"Не нужно сердить его", - поразмыслил Дантес.

Он взял полу спаленный клочок бумаги и прочел:

в этих пещерах: клад зарыт в самом даль

каков клад завещаю ему и АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава отдаю в по

единственному моему наследнику.

25 апреля 149

Чез

- Ну что? - спросил Фариа, когда Дантес кончил.

- Да здесь только начала строчек, - отвечал Дантесаслова без связи: половина сгорела, и смысл непонятен.

- Вам, так как вы читаете впервой, но не для меня, который просидел над этим клоком много ночей, воссоздал каждую фразу, каждую идея АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава.

- И вы полагаете, что вернули утраченный смысл?

- Я в этом уверен; судите сами; но до этого выслушайте историю этого документа.

- Тише! - воскликнул Дантес. - Шаги!.. Я ухожу!.. Прощайте!

Дантес, радуясь, что может уклониться от рассказа и от разъяснения, которые только подтвердили бы ему сумасшествие его друга, скользнул, как змея, в АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава подземный ход, а Фариа, собрав последние силы, толкнул ногою плиту и прикрыл ее рогожей, чтоб не увидели щелей, которых он не успел присыпать землей.

Вошел комендант; узнав от охранника о заболевания аббата, он пожелал сам посмотреть на него.

Фариа принял его сидя, избегая всякого неудобного движения АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, так что ему удалось скрыть от коменданта, что правая сторона его тела парализована. Он страшился, что комендант из соболезнования к нему велит перевести его в другую, наилучшую камеру и таким макаром разлучит-с его юным товарищем. Но, к счастью, этого не случилось, и комендант удалился в полном убеждении, что у бедного безумца АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, к которому он в глубине души питал некую привязанность, просто легкое недомогание.

Тем временем Дантес, сидя на постели и опустив голову на руки, старался собраться с идеями. За время собственного знакомства с аббатом он лицезрел столько доказательств ясного разума, глубочайшей рассудительности и логической последовательности, что не мог осознать АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, каким образом высокая мудрость может проявляться во всем и только относительно 1-го предмета уступает место помешательству. Кто заблуждается: Фариа, говоря о собственном сокровище, либо все, считая Фариа безумным?

Дантес просидел у себя весь денек, не решаясь возвратиться к собственному другу. Он старался отодвинуть ту ужасную минутку, когда он удостоверится АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, что Фариа - безумный.

Вечерком, после обыденного обхода, не дождавшись Эдмона, Фариа сам попробовал преодолеть разделявшее их расстояние. Эдмон услышал шорох и содрогнулся, представив для себя истязающие усилия, с которыми полз разбитый параличом старик. Эдмон принужден был втащить его к для себя, так как старик никак не мог пролезть в узенькое АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава отверстие, ведшее в камеру Дантеса.

- Видите, с каким ожесточением я вас преследую, - произнес Фариа, нежно улыбаясь, - вы задумывались уклониться от моей щедрости, но это вам не получится. Итак, слушайте.

Эдмон, видя, что другого выхода нет, посадил старика на свою кровать, а сам примостился около него на АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава табурете.

- Вам понятно, - произнес аббат, - что я был секретарем, доверенным другом кардинала Спада, последнего представителя старого рода. Этому достойному вельможе я должен всем счастьем, которое я знал в жизни. Он не был богат, хотя богатства его рода стали притчей во языцех, и мне нередко приходилось слышать выражение: "Богат, как Спада". И АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава он и молва жили за счет этих несчастных богатств. Его дворец был раем для меня. Я учил его племянников, которые позже скончались, и когда он остался один на свете, то я отплатил ему беззаветной преданностью за все, что он для меня сделал в продолжение 10 лет.

В доме кардинала от меня АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава не было загадок; не раз лицезрел я, как он усердно перелистывает древние книжки и скупо роется в пыли родовых рукописей.

Когда я как-то упрекнул его за никчемные бессонные ночи, после которых он впадал в болезненное угнетение, он посмотрел на меня с горьковатой ухмылкой и раскрыл передо АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава мною историю городка Рима. В этой книжке, в двадцатой главе жизнеописания папы Александра Шестого, я прочитал последующие строчки, навечно оставшиеся в моей памяти.

Походы в Романье закончились; Цезарь Борджиа, завершив свои завоевания, нуждался в деньгах, чтоб приобрести всю Италию. Папа тоже нуждался в деньгах, чтоб покончить с французским владыкой АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава Людовиком Двенадцатым, все еще суровым, невзирая на понесенные им поражения. Нужно было замыслить прибыльное дело, что становилось затруднительным в разоренной Италии.

Его святейшеству пришла счастливая идея. Он решил назначить 2-ух новых кардиналов.

Выбор 2-ух римских вельмож, притом обязательно богатых, давал святому папе последующие выгоды: во-1-х, он мог реализовать доходные АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава места и высочайшие должности, занимаемые обоими будущими кардиналами; во-2-х, он мог надежды на щедрую плату за две кардинальские шапки.

Оставалась еще 3-я сторона дела, о которой мы скоро узнаем.

Папа и Цезарь Борджиа наметили 2-ух кардиналов: Джованни Роспильози, занимавшего четыре важные должности при святейшем престоле, и Чезаре Спада АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава, 1-го из благороднейших и богатейших вельмож Рима. Оба недешево ценили папскую милость. Оба были честолюбивы. Потом Цезарь Борджиа отыскал покупателей на их должности.

Таким макаром Роспильози и Спада заплатили за кардинальство, а еще восемь человек заплатили за должности, до этого занимаемые 2-мя новыми кардиналами. Сундуки ловких дельцов АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава пополнились восемьюстами тыщами скудо.

Перейдем к третьей части сделки. Обласкав Роспильози и Спада, возложив на их знаки кардинальского звания и зная, что для уплаты очень осязаемого долга благодарности и для переезда на жительство в Рим они должны направить свои состояния в наличные средства, папа, вместе с Цезарем Борджиа, пригласил обоих АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава кардиналов на обед.

По этому поводу меж папой и отпрыском завязался спор. Цезарь считал, что довольно применить одно из числа тех средств, которые он всегда держал наготове для собственных ближайших друзей, а конкретно: несчастный ключ, которым то 1-го, то другого просили отпереть некоторый шкаф. На ключе был крошечный металлический шип - недосмотр АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава слесаря. Каждый, кто трудился над тугим замком, накалывал для себя палец и на другой денек погибал. Был еще перстень с львиной головой, который Цезарь надевал, когда желал пожать руку той либо другой особе. Лев впивался в кожу этих избранных рук, и через день наступала погибель.

Потому Цезарь АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава предложил папе или отправить обоих кардиналов отпереть шкаф, или дружественно пожать руку обоим. Но Александр 6-ой отвечал ему:

"Не поскупимся на обед ради достойнейших кардиналов Спада и Роспильози. Сдается мне, что мы вернем расходы. Притом, ты забываешь, Цезарь, что несварение желудка сказывается тотчас же, а укол либо укус действует только АРЕСТАНТ ПОМЕШАННЫЙ И АРЕСТАНТ НЕИСТОВЫЙ 4 глава через день-два".


arhitektor-grazhdanskij-inzhener-sokolovskij-va.html
arhitektori-sovremennogo-mira-1-glava.html
arhitektori-sovremennogo-mira-7-glava.html